6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Монетизация льгот ссср

Монетизация льгот

В 2004 году был принят 122-й федеральный закон, известный как закон о монетизации льгот. Натуральные льготы были заменены денежными выплатами, и это вызвало недовольство больших групп людей.

В условиях болезненных реформ 1990-х годов натуральные льготы выручали старых и больных людей, так как они могли бесплатно пользоваться городским, а часто и пригородным транспортом, получать бесплатно большую часть лекарств и оплачивать только 50% услуг ЖКХ, а также не платить многие налоги. Отмена льгот вызвала наиболее активный протест именно в этих группах населения. Многочисленные митинги протеста проходили почти во всех городах.

Массированная критика правительства вынудила его пересмотреть ряд положений еще на стадии законопроекта. Прежние предложения правительства предполагали уменьшение затрат на социальные льготы. Теперь пришлось увеличивать общий объем социальных выплат.

Движение протеста против отмены натуральных льгот набрало к концу июня такую силу, что его трудно было остановить даже очень большими уступками со стороны правительства.

В августе 2004 года новый закон был принят Советом Федерации и подписан президентом.

Закон о монетизации льгот вступал в действие с 1 января 2005 года. Однако он был столь сложен и плохо проработан, что высказывались опасения о возможности его реализации.

Как и предполагалось, в январе 2005 года начались трудности с реализацией положений закона. В отделах социального обеспечения и в местных пенсионных фондах образовались большие очереди. Много проблем возникло на городском общественном транспорте. Это привело к новым массовым акциям протеста. Основное недовольство вызвала малая сумма компенсации, а также полная неподготовленность реформы.

Уже в январе 2005 года, когда был введен в действие закон, упал рейтинг правительства, сократилась поддержка президента. Народным неГрафик 25

Смертность в России

Миграция в Россию в 2000-2006 гг. 1

Н. Шмелев: «Социальная политика явила себя в печально известном законе 122, который родился вне научных и практических данных, уже проверенных в других социально ориентированных государствах. Этот закон основан на незнании жизни людей в собственной стране, он создан лишь по схемам, таблицам и графикам» 1 [1] [2] .

Д. Медведев: «Выступления на улице — нормальная реакция возмущенных людей. Если хотите, прямое и не всегда приятное доказательство существования гражданского общества. Ничего сверхъестественного в них нет. Другое дело, что это серьезный сигнал власти: механизмы, заложенные в законе, не срабатывают в должной мере. » [3]

довольством поспешили воспользоваться оппозиционные политические партии. В Государственной думе активно обсуждался вопрос о возможности отставки правительства.

По поручению В. Путина правительство взяло процесс урегулирования ситуации под свой контроль. Там, где у региональных властей не хватало денег на эти цели, они получили дотации из федерального центра.

Для того чтобы сбить волну недовольства, президент настоял на повышении пенсионных выплат всем категориям пенсионеров. К весне 2005 года в большинстве регионов страны ситуация стабилизировалась. Правительство признало свою вину, но при этом оно посчитало, что ее должны разделить и некоторые губернаторы.

После того как была решена проблема льготного проезда на транспорте, правительство сосредоточило свое внимание на обеспечении льготников бесплатными лекарствами. Решить эту задачу удалось гораздо быстрее и без каких-либо массовых протестов.

Новая система предоставления льгот заработала во второй половине 2005 года. В 2006—2007 годах ситуация нормализовалась, и если первоначально сама идея монетизации воспринималась большинством общества очень негативно, то со временем это отношение несколько изменилось в лучшую сторону.

Трудности, с которыми столкнулось правительство при введении в действие Закона № 122, заставили отложить другие проекты социальных реформ на неопределенное время.

  • [1] Россия в цифрах. 2006: Крат. стат. сб. М., 2006. С. 77.
  • [2] Шмелев Н.П. В поисках здравого смысла. М., 2006. С. 463.
  • [3] Медведев Д. Сохранить эффективное государство в существующих границах//Суверенитет. Сборник / сост. Никита Гараджа. М., 2006. С. 32.

Не сильно денежная: монетизации льгот и ЕДВ — 15 лет

В Татарстане впервые сократили расходы бюджета на ежемесячную денежную выплату

Пятнадцать лет назад в России приняли нашумевший закон о монетизации льгот. Тогда в конце июля — начале августа 2004 года по стране прокатились широкомасштабные акции протеста чернобыльцев, инвалидов, пенсионеров и других категорий льготников. Тем не менее закон о замене бесплатных услуг ежемесячной денежной выплатой (ЕДВ) вступил в силу. Размер выплаты ежегодно индексировали на величину инфляции. «Реальное время» изучило, как за это время изменилась «покупательная способность» ЕДВ и почему в последнее время количество получателей компенсации заметно сократилось?

Индексация с инфляцией не сходятся

Понятие ежемесячной денежной выплаты — ЕДВ — было введено в августе 2004 года Федеральным законом №122-ФЗ с целью замены льгот социально незащищенным категориям граждан в натуральной форме на денежные компенсации. Закон оговаривал обязанность субъектов РФ и муниципальных образований «вводить эффективные правовые механизмы, обеспечивающие сохранение и возможное повышение ранее достигнутого уровня социальной защиты граждан с учетом специфики их правового, имущественного положения, а также других обстоятельств».

С учетом этого требования и инфляционных процессов размер ЕДВ, который у разных категорий льготников сильно разнится, неоднократно индексировался. Впрочем, получатели выплат жалуются, что ЕДВ изначально не была адекватной заменой натуральным льготам, а реальный рост цен при индексации выплаты с учетом инфляции дополнительно ее удешевил.

К примеру, в Татарстане реальный размер ЕДВ только с 2013 по 2019 год фактически упал на 16%. Средний размер выплат в Татарстане на 1 января (до последней индексации в феврале 2019 года) составил 2,2 тыс. рублей, на 1 февраля — 2,3 тыс. рублей, а всего с 2013 года он вырос на 500 рублей, или на 30%. Однако при этом с мая 2013 года по май 2019-го накопленная инфляция составила 50,8% (цены на товары выросли в 1,5 раза).

Ешь — не хочу на 520 рублей

Если отбросить малочисленную категорию Героев Советского Союза, России, кавалеров Ордена Славы и Героев соцтруда, то самыми «богатыми» получателями ЕДВ можно считать инвалидов войны, инвалидов-чернобыльцев, инвалидов I группы.

— На момент перехода от натуральных льгот к ЕДВ инвалиды I группы — ликвидаторы последствий аварии на Чернобыльской АЭС получали бесплатные лекарства, 50-процентную льготу на проезд в общественном транспорте, бесплатные санаторно-курортные путевки с бесплатным проездом к месту лечения, 50-процентную скидку по оплате жилищно-коммунальных услуг на всех членов семьи, — рассказал «Реальному времени» президент Татарстанской республиканской общественной организации инвалидов «Союз Чернобыль» Александр Барсков. — При этом, если бесплатную путевку в санаторий мне не предоставляли (из-за дефицита мест, — прим. ред.), то я покупал ее сам, и мне из Фонда соцстраха частично компенсировали ее стоимость, а проезд в санаторий и обратно и в этом случае оставался бесплатным.

Сейчас, говорит Барсков, если путевок у Фонда соцстраха для него нет, он ездит лечиться за свой счет и компенсаций не получает. А с его товарищем из Азнакаево недавно случился неприятный курьез. Ему дали санаторную путевку, но добираться до места лечения надо было на двух видах транспорта — поезде и автобусе. Так вот, стоимость проезда на поезде ему компенсировали, а проезд до поезда на автобусе — нет.

Что такое «большая чернобыльская ЕДВ», Александр Барсков разложил на собственном примере:

— Я получаю около 3 300 рублей в качестве компенсации льгот плюс 50-процентную компенсацию за ЖКУ, которая дается на меня одного, члены семьи платят по полной. И еще 520 рублей в месяц доплачивается на питание — чернобыльцам полагается специальный рацион, это официально утвержденный набор продуктов. Он сейчас реально стоит не 520, а около 10 тысяч рублей. Из ЕДВ также надо вычесть покупку месячного проездного билета — около 500 рублей. Ну а если я хочу получать бесплатные лекарства, путевки в санатории с бесплатным проездом к месту лечения — вычитаем еще 1 500. Но в санаторий я каждый год по бесплатной путевке не езжу: очередь на путевки на несколько лет. А вычитают из ЕДВ эту сумму каждый год. При этом поездка в санаторий за свой счет «не считается»: компенсацию за проезд к месту лечения в этом случае не дают.

Читать еще:  Начисление льгот ветеранам труда

В пересчете на «Оку»

— У меня — «военная» ЕДВ, 5 тысяч рублей, — говорит инвалид 1 группы, в прошлом офицер Александр Шумков. — Когда вводили выплату взамен натуральных льгот, мне раз в семь лет бесплатно выделяли самый дешевый автомобиль. Тогда это была «Ока». И на тот момент я, условно говоря, мог бы, откладывая часть ЕДВ, за 7 лет накопить на «Окушку». Сейчас самая дешевая машина — «Лада Гранта». Если я буду откладывать всю ЕДВ в копилку, то за семь лет наберу 420 тысяч. Стоимость «Гранты» в самой скромной комплектации на сегодня — от 440 тысяч. При этом раньше инвалиду еще давали небольшую сумму на бензин — это вообще никак не компенсировали.

А ведь ЕДВ — это не только голая «компенсация» за машину для инвалида, напомнил Шумков. Предполагается, что из этих денег инвалид должен покупать еще и лекарства, и путевки в санаторий (с оплатой сопровождающего), и оплачивать проезд до него (включая проезд сопровождающего). Сейчас санаторий — раз в несколько лет и без сопровождающего. И исчезла возможность раз в год бесплатно прокатиться через всю страну на поезде — не для лечения, а просто так, в гости или туристом:

— Проезд с октября по май был бесплатным. Условно говоря, захотел — и посмотрел Байкал или Амур. А теперь уже не получится, за свои-то деньги при нынешних ценах.

Александр Шумков говорит, что только за последние пять лет лекарства выросли в цене в два раза, а в списке бесплатных остались только копеечные, в результате менять «натуральную» лекарственную льготу на копеечную компенсацию нет выгоды, а лечиться тем, что дают — без толку.

Хуже ЕДВ — только электронный сертификат?

Гаранин говорит, что, по его сведениям, инвалиды, проживающие в сельской местности, даже сильно ужавшейся вследствие инфляции ежемесячной выплатой вполне довольны, поскольку это — столь важные на селе живые деньги. «Довольны те, кто никуда особо не выезжал и натуральными льготами на оплату ЖКУ не пользовался, так как живет в своем доме», — уточнил собеседник «Реального времени».

По его словам, инвалиды, давно привыкшие экономить в расходах, сейчас озабочены не скромным размером ЕДВ, а грядущим продолжением монетизации льгот — повсеместным внедрением электронных сертификатов на средства технической реабилитации:

— Инвалидная коляска, которая состоит из тех же деталей, что и велосипед, превосходит его по цене в пять раз. Непрезентабельные с виду ортопедические ботинки, которые сшиты на заказ, стоят вдвое-втрое дороже также недешевой массовой ортопедической обуви в салонах — до 20 тысяч рублей! Если произойдет масштабное внедрение электронных сертификатов, предприятия, которые производят такие товары, просто разорятся, ведь себестоимость их продукции очень высока, и выживают они только за счет больших объемов заказов.

Как только клиенты предприятий, изготавливающих продукцию для инвалидов, перейдут на сертификаты, объемы закупок упадут, и предприятия разорятся, считает Владимир Гаранин. Инвалиды от этого не выиграют: сертификаты выдаются на ограниченную сумму, при выборе более дорогого средства технической реабилитации инвалиду придется самому оплачивать разницу в цене.

Экономия в цифрах

ЕДВ в РТ получают 336,7 тыс. человек — практически каждый десятый житель Татарстана. В том числе — 279,3 тыс. инвалидов. А расходы бюджета Татарстана на социальную поддержку льготников, которые с 2011 года постоянно росли, в 2018-м резко сократились.

Бизнес

Экономполитика

«Застрелите нас»: как проходила монетизация льгот

Эксперты рассказали, как проходила реформа монетизации льгот в России

В августе 2004 года президент РФ Владимир Путин подписал закон, который граждане быстро окрестили указом о монетизации льгот. С этого момента потребители получали денежные пособия взамен реальных привилегий. Реформа не нашла отклика у россиян. Тысячи пенсионеров вышли на улицы с плакатами «Застрелите нас!», прозрачно намекая на свое отношение к новому закону. Люди, еще помня плачевные итоги приватизации, боялись очередного обмана государства, объясняют аналитики.

Пятнадцать лет назад, 22 августа 2004 года президент России Владимир Путин подписал федеральный закон №122-ФЗ с длинным названием на четыре полноценные строки. В народе реформу окрестили более прозаично и точно — монетизация льгот.

Льготная система была введена в эпоху тотального дефицита времен СССР. Она предполагала оказание привилегий незащищенной части населения. Причем если до 1980-го года программа распространялась лишь на пенсионеров и инвалидов, но в 90-е годы в категорию льготников попало больше половины населения страны.

В условиях гиперинфляции и хронической нехватки денег в кошельках россиян, льготная система позволяла снизить волну социального недовольства и хотя бы частично погасить протестные настроения, отмечают эксперты.

Льготы выступали своеобразным элементом сдерживания и помогали новому правительству в «лихие 90-е» удержаться на плаву. Затем наступили сытые 2000-е, россияне постепенно начали выбираться из тотальной бедности, и вероятность вспышек мятежей на социальной почве снизилась.

При этом власти в целом руководствовались желанием упростить запутанную систему социальных привилегий. Льготы требовали серьезных дотаций, а у тогда еще неокрепшей российской экономики их не было .

«В итоге решили реформировать систему, заменив некоторые права соизмеримыми денежными выплатами, но граждане отнеслись к реформе негативно, особенно горожане. Только вчера они проходили в метро, гордо показав удостоверение, например, ветерана труда, а сегодня уже через турникет пропускают только по билетам. Россияне чувствовали себя обманутыми, как и ходе состоявшейся в 90-е приватизации», — объясняет в беседе с «Газетой.Ru» член Комитета гражданских инициатив Евгений Гонтмахер.

«Чтобы их застрелили всех!»

Вопреки надеждам властей, россияне восприняли новость об отмене льгот очень негативно. Так, протесты против монетизации начались почти за месяц до подписания закона. Например, 29 июля 2004 года в Москве прошел митинг ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС, а уже 2 августа акции протеста состоялись практически во всех крупных городах страны. К протестам даже присоединилась Национал-большевистская партия (организация запрещена в России)Эдуарда Лимонова, который вмести с единомышленниками провел акцию по захвату приемной Министерства здравоохранения.

Волна протестов охватила и Московскую область, где на несанкционированный митинг пришли около двух тысяч пенсионеров.

Они требовали вернуть льготы на проезд и бесплатные лекарства, подкрепляя свою позицию плакатами с лозунгами и «Долой такую власть!» и «Застрелите нас!»

«Люди были попросту обижены. Они получали льготы за свои заслуги. А им вместо благодарности всучили какие-то деньги. Граждане восприняли это как унижение. Особенно негодовали жители Химок, которые раньше ездили бесплатно в автобусе до Москвы каждый день, а теперь должны были стоять в очереди и покупать билет», — вспоминает Евгений Гонтмахер, добавляя, что часть россиян боялись повторения негативного опыта приватизации.

Между тем протестные акции продолжились и в январе 2005 года, когда закон фактически вступил в силу.

Масштабные акции протеста вновь прокатились по всей стране и в этот раз сопровождались перекрытием крупных автотрасс.

Любопытно, что лицом таких акций стали пенсионеры, в то время как их негласно поддерживали военные. Опросы показывали, что до 80% военнослужащих были недовольны монетизацией. В феврале 2005 года протестующие сформировали Всеармейское офицерское собрание, которое провело заседание, превратившееся в митинг. К акции даже подключились казаки, сформировав офицерско-казачье ополчение.

Читать еще:  Льготы на страхование машины

В результате правительство попыталось смягчить ситуацию: президент Владимир Путин предложил индексировать пенсии не с 1 апреля, а с 1 марта, а также повысить их сразу на 200 рублей.

Также российский лидер поручил повысить денежное довольствие военнослужащим. Власти ряда регионов самостоятельно увеличили размеры денежных компенсаций, а мэр Москвы Юрий Лужков и вовсе решил сохранить льготы, профинансировав их из городского бюджета.

Сохранить бюджет

Между тем власти преследовали благие цели при переходе на денежные компенсации. По крайнем мере, идейный адепт реформы и тогда еще министр здравоохранения и социального развития Михаил Зурабов заявлял, что больше всего от изменений выиграют простые горожане. По мнению чиновника, выгода от денежных компенсаций с лихвой должна была перекрыть якобы «несерьезные права льготников».

Изначально Минфин, советники которого также участвовали в создании реформы, предлагали монетизировать более десяти льгот, в том числе и по услугам ЖКХ. Но в итоге решили отменить всего три: право на бесплатное санаторно-курортное лечение, проезд в городском транспорте и пригородных электричках и обеспечение медикаментами.

«Те, кому нужны лекарства, получат не только деньги», — неоднократно обещал Зурабов во время первого этапа реформы.

При этом всем критикующим изменения министр отвечал, что у них «в голове мусор, причем пластиковые бутылки перемешаны с банками».

С помощью монетизации льгот власти пытались снизить нагрузку на федеральный бюджет, признают опрошенные «Газетой.Ru» аналитики.

По словам профессора, директора региональной программы Независимого института социальной политики Натальи Зубаревич, реформа была «экстремально необходима» для российской экономики.

«Льготами пользовались буквально все горожане и в меньшей степени сельское население. На это тратились колоссальные средства», — отмечает профессор.

До 2004 года только на федеральном уровне в России насчитывалось около 120 видов льгот, а их получателями выступали свыше 220 категорий граждан. Всего различными льготами пользовались более 103 млн человек.

Необходимо отметить, что большинство из них действительно являлись ветеранами труда и инвалидами войны.

По замыслу чиновников, герои Великой отечественной войны в качестве компенсации натуральных льгот должны получать ежемесячно 3,5 тыс. рублей, ветераны войны – по 1,5 тыс. рублей, инвалиды войны – по 2 тыс. рублей, а блокадники – по 1,1 тыс. рублей.

Кроме того, по 1,7 тыс. рублей ежемесячно предусматривалось для ликвидаторов чернобыльской аварии, и от 800 до 1,4 тыс. рублей для инвалидов различных групп. На замену льгот деньгами только федеральным льготникам в бюджете 2005 года было предусмотрено 171,8 млрд рублей.

«Но эти деньги не восполняли затрат горожан на тот же проезд в общественном транспорте, поэтому переход на компенсации был столь болезненным как для правительства, так и для населения. Конечно, от реформы выиграли жители сел, которые об этих льготах и не особо знали, но в большинстве случаев власти, по сути залезли в карман к ветеранам труда инвалидам и участникам ВОВ», — указывает Наталья Зубаревич.

Монетизация льгот: итоги пятилетней реформы

Влад Гринкевич, экономический обозреватель РИА Новости.

Пять лет назад, 22 августа 2004 года президент РФ Владимир Путин подписал федеральный закон №122-ФЗ с длинным названием, который в быту назвали законом о монетизации льгот. Непродуманность предстоящей реформы подвигла десятки тысяч людей выйти на улицы. Масштабы протеста, спровоцированного принятием документа, были сопоставимы лишь с протестными акциями «лихих 90-х». Протесты постепенно утихли, и сейчас – самое время попытаться понять, достигнуты ли поставленные властями цели.

Предоставление всевозможных льгот определенным группам граждан, имеющих заслуги перед государством, широко практиковалось еще в СССР. Считалось, что это специфическая особенность советской экономики, порожденная хроническим дефицитом на потребительском рынке. Однако система льгот, в том виде, как мы ее знаем сейчас, сформировалась в постсоветские 90-е, в самый разгар либеральных реформ. В условиях гиперинфляции, деиндустриализации экономики, и, как следствие, — массовой безработицы, натуральные льготы превратились в инструмент социальной поддержки населения и способ хотя бы частично погасить протест против политики властей. Число льгот и граждан, их получавших, стремительно росло. К концу 90-х количество льготников составляло больше половины населения страны.

С начала 2000-х экономика РФ постепенно стабилизировалась, опасность волнений на социальной почве сошла на нет, а бремя льгот все больше тяготило государство. Тогда-то и появилась идея заменить натуральные льготы денежной компенсацией. Чиновники упирали на то, что подобный шаг сделает всю систему льгот более справедливой и эффективной. Ведь есть категории граждан (например, жители деревень), которые практически не могут воспользоваться правом бесплатного проезда в общественном транспорте, и потому лучше компенсировать абстрактную льготу живыми деньгами.

Кроме того, система натуральных льгот, по мнению властей, способствовала коррупции и хищению государственных средств. Некоторые фармацевтические компании, занимавшиеся обеспечением лекарствами льготников, получали от государства деньги, но реально отпускали лекарств на гораздо меньшую сумму. А недобросовестные транспортные предприятия порой требовали за обслуживание льготников неадекватно высокие компенсации. Наконец, те же транспортники жаловались, что потери от обслуживания льготников (в некоторых городах не оплачивалось до 50% поездок) ведут к деградации муниципального транспорта.

Был еще один резон, о котором власти старались не говорить, по крайней мере, громко. Монетизация льгот должна была способствовать ускорению реформы ЖКХ и естественных монополий, то есть постепенной передачи их в частные руки. А сделать это весьма затруднительно, если потенциальные инвесторы не будут уверены, что потребитель полностью оплатит услуги их компаний.

Первоначально Минфин предполагал монетизировать более 10 льгот, в том числе и по услугам ЖКХ, однако в итоге было решено ограничиться тремя: льготами на проезд в городском транспорте и пригородных электричках, бесплатными лекарствами и правом на бесплатное санаторно-курортное обслуживание. Реформа так или иначе затронула более 40 млн. человек: около 14 млн федеральных льготников (например, инвалидов, военнослужащих, участников Великой отечественной войны, чьи льготы оплачивал федеральный бюджет), и до 30 млн региональных (ветеранов труда, пенсионеров, издержки по предоставлению льгот которым лежали на местных бюджетах).

По замыслу реформаторов, герои Великой отечественной войны в качестве компенсации натуральных льгот должны получать ежемесячно 3,5 тыс. руб., ветераны войны – по 1,5 тыс. руб., инвалиды войны – по 2 тыс. руб., блокадники – по 1,1 тыс. руб. Кроме того, по 1,7 тыс. рублей ежемесячно предусматривалось для ликвидаторов чернобыльской аварии, 1,4 тыс. руб. для инвалидов первой группы, 1 тыс. руб. для инвалидов второй группы, и 800 руб. для инвалидов третьей группы.

На замену льгот денежными компенсациями только федеральным льготникам в бюджете 2005 года было предусмотрено 171,8 млрд рублей. Чтобы стимулировать местные власти к проведению реформы, центр пообещал в случае проведения монетизации компенсировать регионам 40% расходов.

Вопреки мнению властей, прежняя система льгот многих устраивала. По крайней мере, протесты против монетизации начались почти за месяц до подписания закона №122-ФЗ. 29 июля 2004 года в Москве прошел митинг ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС, 2 августа акции протеста прокатились почти по всей стране, а Национал-большевистская партия Эдуарда Лимонова провела акцию по захвату приёмной Министерства здравоохранения.

В январе 2005-го, то есть с начала фактического действия закона о монетизации льгот, масштабные акции протеста вновь прокатились по всей стране и сопровождались перекрытием крупных автотрасс. Основной движущей силой этих акций были пенсионеры, их поддерживали военные: опросы показывали, что до 80% военнослужащих были недовольны монетизацией. В феврале 2005 года протестующие сформировали Всеармейское офицерское собрание, которое провело заседание, превратившееся в митинг (закон запрещает военным проводить митинги и забастовки). Военные потребовали увеличить финансирование вооруженных сил и даже сформировать офицерско-казачье ополчение.

Масштабы протестов заставили власти принимать срочные меры. В январе 2005-го президент Владимир Путин предложил индексировать пенсии не с 1 апреля, как было намечено ранее, а с 1 марта, и повысить их минимум на 200 рублей. Одновременно президент поручил повысить денежное довольствие военнослужащим. Власти ряда регионов самостоятельно увеличили размеры денежных компенсаций, а мэр Москвы Юрий Лужков и вовсе решил сохранить льготы, профинансировав их из городского бюджета.

Читать еще:  Льготы многодетным семьям на строительство дома

Прошло пять лет, а реформа еще не завершена. Власти не могут решиться на самый сложный шаг – монетизировать льготы по услугам ЖКХ, ибо в условиях экономического кризиса это чревато новыми социальными волнениями. Но предварительные итоги реформы подвести можно, по крайней мере, оценить, в какой мере решены основные задачи монетизации: снизилась ли коррупция в сфере предоставления льгот, уменьшилась ли нагрузка на бюджет и стало ли распределение льгот более справедливым.

Действительно, существовавшая система натуральных льгот была не идеальной, и страдала недостатками, присущими любому распределительному процессу. Это и невозможность абсолютно справедливого распределения (вспомним деревенского жителя с правом бесплатного проезда на городском транспорте), и почва для коррупции. Но уровень коррупции в системе распределения льгот был не выше, чем в других сферах, контролируемых государством: например, в распределении государственных контрактов, выдаче лицензий или рыболовстве. Значит, и решение проблемы стоило искать в другой плоскости.

Снизилась ли нагрузка на федеральный бюджет? Начнем с того, что уровень госрасходов в РФ далеко не самый высокий среди развитых стран. Как отмечали критики монетизации пять лет назад, в Европе доля госрасходов не опускалась ниже 35% от ВВП (Великобритания – 42,6%, Франция – 53,8%, Германия – 48,2%), в США они составляли 35,2%, в Японии – 36,9%.

А российским властям в 2005 году только для регионов пришлось выделить, по разным оценкам, свыше 200 млрд рублей, и это при запланированных 171,8 млрд руб. Усложнился и сам процесс предоставления льгот, ведь часть их выплачивается наличными, а часть (например, льготы по ЖКХ) пока остаются безналичными. А это дополнительная нагрузка, а значит, и дополнительные расходы на бюрократический аппарат.

Зато, как считают некоторые эксперты, замена натуральных льгот денежными выплатами помогла российским властям улучшить некоторые статистические показатели. Денежные выплаты увеличили совокупный доход беднейших слоев населения, и таким образом, вывели их из категории «бедные», при том, что объем реально потребляемых ими благ остался неизменным или даже уменьшился.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Монетизация льгот

Принятие Федерального закона №122 от 22.08.2004 года стало одним из важных политических и социальных событий 2004 года. При этом результаты принятия закона показали даже самому российскому правительству, что данный закон поспешили привести в действие. В настоящее время российское общество существует в условиях, созданных в результате принятия закона о монетизации льгот, но даже в 2013 году положительные результаты принятого решения не кажутся явными и абсолютно очевидными. В противоположность тому просчеты, допущенные при реализации закона, влияют на климат в обществе до сих пор.

Цель работы состоит в том, чтобы рассмотреть тему монетизации льгот, как важное событие в корне изменившего социальную политику государства.

Задачи: рассмотреть предпосылки принятия решения о монетизации льгот, правительственные обоснования необходимости этого решения; проанализировать суть, ход и результаты проведенной в стране реформы льготного обеспечения граждан.

Предпосылки решения о монетизации льгот в стране

Закон о монетизации льгот вступил в силу в России с 1 января 2005 года. По этому закону вместо большинства предусмотренных ранее льгот социально незащищенным слоям населения выплачиваются денежные компенсации – ежемесячные денежные выплаты. Система льгот возникла в нашей стране еще советское время. Льготы являлись поощрением для немногочисленной категории граждан, которые имели особые заслуги перед страной. Остальные жители СССР имели социальные гарантии, обеспечиваемые самой советской системой с ее государственной экономикой.

Правительственные обоснования проведения монетизации льгот

1. Система льгот способствует хищению государственных средств и коррупции.

2. Льготы в сфере проезда на транспорте приводят к деградации муниципального транспорта. Люди, которые пользуются транспортом чаще всего, стремятся получить льготу на проезд. В результате этого больше половины поездок в транспорте не оплачивалось.

3. Система льгот несправедлива к тем, кто льготами не пользуется, например, жителям деревень. В данном случае монетизация устраняет несправедливость неравномерного доступа к льготам, а льготники получают возможность потратить деньги по своему усмотрению.

4. Наличие льгот сдерживает проведение реформ в сфере транспорта, ЖКХ и естественных монополий. Сложность заключается в том, что введение конкурентных отношений на соответствующих рынках затруднено до тех пор, пока остаётся неясным, кто будет оплачивать льготы.

В чем состояла монетизация льгот

1. Первоначально Минфин предполагал монетизировать более 10 льгот, в том числе и по услугам ЖКХ, однако в итоге было решено ограничиться тремя:

  • транспорт (проезд на городском транспорте и пригородных электричках);
  • лекарства;
  • санаторно-курортное лечение.

Принцип разделения льготников на федеральные и региональные был прост: тот, кто выдаёт гражданам право на льготы, тот и оплачивает их из своего бюджета.

Ход и результаты проведения монетизации льгот

В ходе проведения монетизации были выявлены недочеты этой реформы, которые как раз и сказались на появлении резких протестных настроений.

  1. Была недооценена техническая сложность решения столь масштабной задачи, как монетизация.
  2. Монетизация создаёт угрозу для ряда чиновничьих “кормушек”, поэтому часть госаппарата не заинтересована в её эффективном проведении.
  3. Не был учтён разрыв между получением компенсаций (конец января 2005 г.) и тем, что льготы перестали действовать с начала января.
  4. Денежные выплаты далеко не всегда компенсировали отмену соответствующих льгот. Хотя в целом монетизация была выгодна населению, но выгоды и потери распределились неравномерно.
  5. Законы о монетизации не предусматривали компенсаций пенсионерам, так как льготы пенсионерам принимались исключительно региональными властями и ни в одном федеральном законодательном акте не прописаны. Поскольку формально пенсионеры не являются получателями льгот, то компенсации для них не предусматривают ни федеральный, ни региональный бюджеты. Именно “брошенные” пенсионеры и стали основной движущей силой протестов.
  6. Как и следовало ожидать, монетизация льгот вызвала широкое недовольство у малоимущих слоёв населения. Однако, многие предприятия, в том числе автотранспортные, вздохнули с облегчением. Они наконец увидели живые деньги, которые позволили им выжить в условиях жёсткой конкуренции и отсутствия наличных средств.
  7. Говоря о монетизации в здравоохранении, выводы ещё делать рано. Поскольку индивидуальный учет больных, в большинстве своём, происходит при помощи бумажных картотек, у медицинских сестёр значительно прибавилось работы в виде дополнительной отчётности по льготным лекарствам, что, в свою очередь, негативно влияет на производительность труда, что выражается в ухудшении качества обслуживания пациентов. В то же время ситуация обещает исправиться в лучшую сторону, в связи с переходом на автоматизированные системы учёта больных.
  8. Другой многочисленной категорией льготников, зачастую пострадавшей от реформы, стали военные. Компенсации были рассчитаны таким образом, что военные, проживавшие далеко от места службы, понесли сильные финансовые потери, тем более заметные на фоне относительно небольших заработных плат.

Таким образом, практическая реализация Федерального закона №122 от 22.08.2004 года о монетизации льгот показала, что подобное решение для поддержки экономики страны было необходимо, однако полученные результаты свидетельствуют о слабой эффективности и непродуманности принятых мер.

В первую очередь, создатели закона не продумали все социальные и экономические последствия своего решения, что привело к возросшему градусу социальной напряженности в стране.

Далее, в качестве меры по противодействию коррупции закон о монетизации льгот оказался неэффективным. Он не уничтожил коррупционные схемы, а поспособствовал их изменению. При этом все неудобства, связанные с необходимостью изменить методы работы. Легли на плечи малообеспеченных граждан, а не на тех, кто создал саму коррупционную ситуацию.

Принятый закон до сих пор остается “рамочным”, т.е. требующим доработок и принятий дополнительных подзаконных актов. Тем не менее, на сегодняшний день он не находится в фокусе внимания законодателей. Общество, так или иначе, приспособилось к новым условиям, и дальнейшие подвижки в вопросах, связанных с монетизацией льгот, не делаются.

Можно сделать вывод, что подобного рода законодательные инициативы важны и их реализация нужна. Однако, общество ждет от своих правительственных органов более разумного и взвешенного подхода к социальным проблемам.

Источники:

http://studref.com/389421/istoriya/monetizatsiya_lgot
http://m.realnoevremya.ru/articles/146613-monetizacii-lgot-i-edv-ispolnilos-15-let
http://www.gazeta.ru/business/2019/08/21/12592609.shtml
http://ria.ru/20090820/181707582.html
http://urok.1sept.ru/%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D0%B8/641229/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector