11 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Учитель инвалид

Не надо жалости. Педагог-инвалид из Смоленска о преодолении стереотипов

— Наталья, насколько сложно работать с людьми с ограниченными возможностями здоровья?

— Как педагогу вначале мне было непросто с такими детьми. До начала работы я с ними почти не общалась, только видела со стороны. С одной стороны, мне было интересно с ними, но с другой — я боялась сделать им больно, не физически, конечно, а морально, как-то задеть словом.

Когда ты сам инвалид, войти в контакт с такими детьми проще, ты понимаешь те ограничения, которые существуют в обществе, и вместе с ними учишься преодолевать то, что когда-то было сложно тебе.

Инвалидам всегда сложно находить друзей, мало кто хочет с ними дружить. А на самом деле они очень хотят общаться, просто этого многие не понимают, заостряя внимание лишь на внешнем виде, который может отличать их от других людей.

— С чем связано отстраненное отношение к инвалидам в Смоленске, да и в России в целом, почему возникает этот барьер?

— Мне кажется, это стереотипы, которые закладываются в подростковом возрасте. Кто-то один из компании испугался и отверг ребенка, который по каким-то признакам отличается от всех, все остальные, повинуясь стадному инстинкту, тоже начинают его отвергать. При этом дети-инвалиды, как и все другие дети, очень хотят дружить. Им не нужна жалость, они ее не принимают, но им очень нужна помощь. Помогите им где-то на сложном участке дороге прокатить коляску, откройте дверь — они будут очень благодарны. Этих детей нужно раскрепостить, а помогать им совершенно не сложно. Не нужно ставить никому рамки, инвалид не должен всю жизнь сидеть дома взаперти.

— Как преодолеть в обществе страх перед инвалидами? Какие советы ты могла бы дать родителям для воспитания детей?

— Когда человек сталкивается с чем-то неизведанным или непонятным ему, то часто у него возникает страх, это нормально. Я много раз наблюдала, как маленькие дети впервые сталкиваются с инвалидами: они либо таращатся на них, либо обходят стороной. Мне кажется, главная проблема нашего общества – недостаточная просвещенность в этом вопросе. Детям в школе на специальных уроках должны объяснять, что все люди одинаковые, просто у кого-то темные волосы, а у кого-то светлые, кто-то может ходить на своих ногах, а кто-то передвигается в инвалидном кресле.

Многие мамы также не могут объяснить эти простые истины своим детям, поэтому с детства у них формируются стереотипы в отношении инвалидов, которые в итоге перерастают в отторжение или равнодушие.

— А что делать родителям детей-инвалидов?

— Главное – с детства учить, что все люди одинаковые. Конечно, каждый родитель любит своего ребенка и старается максимально его защитить, уберечь от негатива со стороны окружающих, при этом закрывая от внешнего мира. Но делать этого ни в коем случае нельзя, ребенок должен находиться в социуме. Конечно, проблемы и конфликтные ситуации неизбежны, но ребенок должен пройти свой путь, обрести друзей и врагов, пережить обиды, только тогда он сможет стать полноценной личностью.

— Что делается для детей с ограниченными возможностями здоровья в Смоленске, хватает ли этого?

— Сейчас делается гораздо больше, чем раньше, но проблема того, что многие слова так и остаются словами, никуда не делась. Отлично, когда для особенных детей создаются такие центры, как «Вишенки», но раньше о нем было мало информации. Я сама не знала о его существовании и о том, что могу туда обратиться, пока не начала проходить там практику на первом курсе университета. Сейчас ситуация улучшилась, «Вишенки» стали гораздо более известны, но таких центров нужно значительно больше.

Большая проблема для детей-инвалидов в Смоленске – это транспорт и дороги. Даже для меня подножки в автобусах и трамваях слишком высоки, а для колясочников они просто непреодолимы. Я ни разу не виделся, чтобы кто-то из колясочников реально пользовался нашим низкопольным транспортом, до которого еще нужно преодолеть бордюр и две полосы для движения автомобилей. В идеале транспорт должен останавливаться на специальной платформе, как в метро, чтобы в него легко было попасть. Разбитые дороги очень затрудняют простую прогулку многих детей с ограниченными возможностями.

Отдельно стоит поговорить о пандусах. В последнее время их делают много, но в большинстве своем они абсолютно непригодны для использования, у них либо слишком большой угол наклона, либо зачастую крайне скользкая поверхность.

Отличная задумка — социальное такси для инвалидов, но пока его слишком мало.

— Почему в Смоленске и во всей России пока так и не удалось создать ту самую безбарьерную среду? Обеспечить свободное передвижение, работу и образование для инвалидов?

— Мне кажется, все идет от власти, на развитие общества нужно выделять больше средств, а с нынешними темпами мы еще долго будем двигаться в желаемом направлении. У нас большая часть денег тратится на огромные и дорогие проекты, зрелища, но это ничем не поможет детям-инвалидам.

— Насколько хорошо проблемы инвалидов освещаются в СМИ?

— Сейчас инвалидов часто показывают по ТВ, про них пишут в газетах, но журналисты всегда показывают только хорошее, показывают тех, кто смог справиться с жизненными сложностями. Нужно чаще показывать детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, это может помочь и привлечь добрых людей, которые неравнодушны к проблемам инвалидов, да и просто еще раз обратить внимание общества на все существующие проблемы.

— Можно ли сейчас инвалидам в Смоленске развиваться за счет занятий спортом?

— Лично я таких спортсменов не знаю, я знаю талантливых людей, которые проявляют себя в искусстве, компьютерных технологиях. Насколько мне известно, таких во всей нашей стране единицы. Спорт – это, конечно, хорошо, но для этого нужны не только силы, но и большие деньги, которых у инвалидов чаще всего просто нет.

Читать еще:  Права инвалидов по зрению

Маленькие большие успехи

— В чем заключается твоя работа с детьми с ограниченными возможностями?

— Я занимаюсь с детишками разного возраста, провожу коррекционно-развивающие занятия, направленные на развитие мелкой моторики, внимания, мышления или памяти.

У меня есть забавная игра, которая называется «Кто что ест». На прищепках нарисованы мордочки животных, а на кругах — еда, которую мог бы съесть каждый из зверей. Многим детям физически сложно прикрепить прищепку к кругу, они пробуют повторить это действие только после того, как им показываешь. Кроме этого, мы нанизываем бусинки на толстую проволоку или шнурок, рассортировываем разноцветные бусинки.

Для наших детей уже огромное достижение, когда им удается просто отрезать бумажку ровно по линии, это не часто случается. Такие успехи мы стараемся поддерживать на уровне. Обычно дети поступают к нам на один учебный год, но очень приятно, когда родители, видя положительные результаты, снова возвращают их к нам, чтобы постараться закрепить пусть маленький, но успех.

Наталья Донская родилась в Смоленске 17 июня 1989 года. Окончила психологический факультет Смоленского гуманитарного университета, с 2012 года работает в реабилитационном центре для детей с ограниченными возможностями и инвалидов молодого возраста «Вишенки» в отделении социально-трудовой реабилитации.

Учитель инвалид

Учитель образовательного учреждения получил II группу инвалидности со второй степенью ограничений к трудовой деятельности. В рекомендациях о противопоказанных и доступных условиях и видах труда написано: не способен к трудовой деятельности в обычных производственных условиях, может работать в специально созданных условиях по индивидуальному графику.

Должен ли руководитель уволить данного работника или может продолжить трудовые отношения с ним в качестве учителя?

В случае если работник, получивший справку об инвалидности второй группы, намерен продолжить работу в учреждении, он может это сделать в тех условиях труда, которые рекомендованы ему в Индивидуальной программе реабилитации (ИПР).

Поскольку в рекомендациях указано, что учитель может работать в специально созданных условиях по индивидуальному графику, необходимо, при наличии такой возможности, изменить условия трудового договора. Если в учреждении есть возможность просто изменить ему режим работы с тем, чтобы он выполнял свои прежние трудовые обязанности по индивидуальному графику, то такие изменения нужно оформить соглашением к трудовому договору. В нём необходимо зафиксировать изменение условия трудового договора о режиме рабочего времени.

Но может возникнуть и ситуация, когда потребуется именно перевести работника на другую работу (ст.ст. 72, 72.1 ТК РФ), так как на прежней работе работодатель не может создать ему те условия, которые указаны в ИПР.

Инвалиды второй группы со II степенью ограничений к трудовой деятельности могут справляться с обязанностями вахтёра, гардеробщика, уборщика, консультанта, инвалид по зрению может выполнять работу секретаря при условии оснащения персонального компьютера специальным программным обеспечением и т.п.

Таким образом, при наличии возможности перевести работника на другую работу и его согласии на перевод заключите с ним соглашение о переводе (следует учитывать, что при установлении инвалидности на определённый срок дополнительное соглашение нужно заключать также на этот период).

При отсутствии подходящей вакансии либо отказе работника от перевода трудовой договор с ним придётся расторгнуть на основании п. 8 ч. 1 ст. 77 ТК РФ. В этом случае необходимо выплатить работнику выходное пособие в размере двухнедельного среднего заработка в соответствии со ст. 178 ТК РФ.

К обучению детей-инвалидов в обычных школах не готовы ни педагоги, ни родители, ни система образования

С глаз долой

Общественность бурно обсуждает питерский школьный скандал, связанный с требованием родителей убрать с фотографии дочку учительницы Машу с синдромом Дауна, попавшую на групповое классное фото. История выглядит весьма показательно, если учитывать, что в нашей стране уже несколько лет полным ходом идёт программа по развитию инклюзивного обучения, предполагающая, что дети с особенностями развития должны учиться в обычных школах с обычными детьми.

Сейчас в руководстве школы говорят о том, что конфликт с фотоальбомом «сильно преувеличен» и к диагнозу Маши вообще никакого отношения не имеет. «Действительно, приходил фотограф. В тот момент в классе находилась дочь классного руководителя. Фотограф сделал снимок и её ребёнка и без согласования разместил фотографию в альбоме этого класса. После чего родители просили скорректировать альбом», – прокомментировал директор московской школы 1392 Денис Бахарев. Однако, как бы то ни было, в сухом остатке остаётся факт, который сложно не признать: редкие родители в нашей стране согласятся с тем, чтобы рядом с их детьми учились «особенные» дети.

И речь идёт не только о детях с синдромом Дауна, но и о страдающих от других, не влияющих на умственное развитие, заболеваний.

Школы не готовы принимать инвалидов

Между тем на сайте Минобразования не без гордости сообщается о том, что в стране полным ходом идёт реализация программы предоставления качественного и доступного образования детям с особыми образовательными потребностями. В 2013 году нормативная база была дополнительно усилена поправками в закон об образовании, согласно которым любая школа обязана принимать любого ребёнка, независимо от того, есть у него инвалидность или нет. Более того, как уверяют чиновники, инклюзивное образование у нас, оказывается, развивалось и раньше. «Нельзя говорить, что до вступления в силу закона «Об образовании в РФ» у нас не было инклюзии, – отмечает замначальника отдела департамента государственной политики в сфере защиты прав детей Минобрнауки Людмила Вакорина. – Сегодня лишь меняются масштабы этого процесса». С тем, что «масштабы процесса» изменились, действительно не поспоришь. Например, как рассказали «Нашей Версии» в региональной общественной организации людей с инвалидностью «Перспектива», ещё в начале 2000-х годов к ним за юридической поддержкой обращалась мама ребёнка с синдромом Дауна: она пыталась через суд доказать, что её ребёнок имеет право обучаться в обычной школе. То ли дело сейчас! «У нас, например, есть мальчик, который в этом году уже будет оканчивать школу. Он инвалид-колясочник. Ему очень нравится учиться, он социализирован, у него есть друзья. Только вот школа, где он учится, была построена давно, так что ни лифта, ни подъёмников на лестнице там нет. Маме его удалось добиться, чтобы ему сделали специальный ступенькоход. Но это решило проблему лишь отчасти: всё равно надо, чтобы его кто-то сопровождал, поднимал коляску. В школе такого персонала нет. И вот уже 11 лет его мама делает всё это сама», – рассказывает координатор проектов по развитию инклюзивного образования «Перспективы» Анна Михайленко.

Читать еще:  Развод с ребенком инвалидом

Ни учителей, ни оборудования

Впрочем, в этой школе хотя бы попытались создать условия для обучения ребёнка-инвалида. А вот, например, в школе № 61 города Ижевска в дела инклюзивного обучения пришлось вмешаться прокуратуре. В начале этого учебного года в школу должны были прийти ребятишки с нарушением зрения из коррекционного детского сада-школы. Управление администрации города уверяло, что в школе всё готово для их обучения и что условия будут не хуже, чем в детском саду. Но не тут-то было. 1 сентября оказалось, что в школе нет ни специального освещения, ни подсветки доски, ни настольных ламп на каждой парте, ни светоотражающих указателей. Даже шкафчиков для одежды и тех не оказалось.

Может ли учитель работать на полную ставку и выше, если является инвалидом 3 группы?

могу ли я учитель инвалид 3 группы работать на полную ставку и выше на законных основаниях? Не пострадает ли от этого руководитель предприятия?

Если Вы сообщили о своей инвалидности (так как это Ваше право), у работодателя возникает обязанность соблюдать требования Трудового кодекса РФ и Федерального закона от 24.11.1995 N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации».

Документами, согласно с которыми должна осуществляться Ваша трудовая являются соответствующая справка и индивидуальная программа реабилитации.

Работодатель должен проверить не установлены ли для Вас дополнительные ограничения на выполнение ранее выполняемой работы.

Как правило для третьей группы ограничения не устанавливаются. Трудовой кодекс также не содержит каких-либо обязательных норм для работодателя. Так, сокращенная продолжительность рабочего времени установлена для работников, являющихся инвалидами I или II группы, — не более 35 часов в неделю.

Статьей 23 Федерального закона от 24.11.1995 N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» установлено:

Статья 23. Условия труда инвалидов
Инвалидам, занятым в организациях независимо от организационно-правовых форм и форм собственности, создаются необходимые условия труда в соответствии с индивидуальной программой реабилитации или абилитации инвалида.
Не допускается установление в коллективных или индивидуальных трудовых договорах условий труда инвалидов (оплата труда, режим рабочего времени и времени отдыха, продолжительность ежегодного и дополнительного оплачиваемых отпусков и другие), ухудшающих положение инвалидов по сравнению с другими работниками.
Для инвалидов I и II групп устанавливается сокращенная продолжительность рабочего времени не более 35 часов в неделю с сохранением полной оплаты труда.
Привлечение инвалидов к сверхурочным работам, работе в выходные дни и ночное время допускается только с их согласия и при условии, если такие работы не запрещены им по состоянию здоровья.
Инвалидам предоставляется ежегодный отпуск не менее 30 календарных дней. Статья 24. Права, обязанности и ответственность работодателей в обеспечении занятости инвалидов
Работодатели вправе запрашивать и получать информацию, необходимую при создании специальных рабочих мест для трудоустройства инвалидов.
Работодатели в соответствии с установленной квотой для приема на работу инвалидов обязаны:
1) создавать или выделять рабочие места для трудоустройства инвалидов и принимать локальные нормативные акты, содержащие сведения о данных рабочих местах;
2) создавать инвалидам условия труда в соответствии с индивидуальной программой реабилитации или абилитации инвалида;
3) предоставлять в установленном порядке информацию, необходимую для организации занятости инвалидов.

Как учится девочка-инвалид в обычной школе

Три года назад в курских учебных заведениях оборудовали доступную среду. Несмотря на это детей-инвалидов в обычных школах больше не становилось. Как оказалось, попасть туда особенному ребёнку не так-то просто. Мама слабовидящей девочки Сони Анна Наумова с трудом добилась того, чтобы дочь взяли в обычный класс. Вместо этого ей предлагали учреждение, где учатся дети с нарушениями интеллекта, а также интернат для глухих.

Из-за родовой травмы курянка Анна Наумова практически не видит. Её младшая дочь Софья тоже инвалид по зрению.

– Папа Сони в детстве плохо перенёс переезд, акклиматизацию и ослеп. У него, как и у меня, это приобретённое. Но случилось так, что у Сони обнаружили патологию обоих глаз, когда ей был месяц. Инвалидность дали только в три года, до этого мы лечили её на собственные средства. Сейчас дочь на грани медицинской слепоты и слабовидения, то есть в очках считается слабовидящей, без них – слепой с остаточным зрением, у неё 4 сотых. Первые четыре класса Соня закончила в специализированной школе-интернате в Подмосковье, где жила с папой. Когда его не стало, она переехала ко мне в Курск, – делится Анна Наумова.

Возник вопрос, как Соня будет получать образование. По словам мамы, в областном центре нет ни одной школы-интерната для слепых и слабовидящих детей. В законе об образовании сказано, что родители имеют право выбирать учебное учреждение и равный доступ к образованию должен быть у всех. В документе также есть статья об инклюзии, позволяющая детям-инвалидам учиться в обычных школах.

Взять нельзя отказать

С марта 2018 года началось хождение по мукам. Сначала мама обратилась в школу №39 – она рядом с домом. Здесь ей не отказали и после звонка в комитет образования дали добро.

– Потом, когда увидели документы Сони, не сказали ни да, ни нет. Проблема в том, что она может читать обычные учебники, но пишет только рельефно-точечным шрифтом Брайля. Выяснилось, что в школе не умеют работать с такими детьми, и доступной среды у них нет, – продолжает Анна.

Наумова объясняет, что Соня читает медленно из-за особенностей зрения. В то же время девочка прекрасно ориентируется в пространстве в светлое время суток, без проблем ест, одевается. В комитете образования города Курска предлагали альтернативные варианты. Например, специализированную школу-интернат в Липецкой области и две курских школы. В одной учатся 80% детей с нарушением интеллекта, в другой есть спецклассы, но также нет обучения по шрифту Брайля.

Читать еще:  Платят ли дети инвалиды налог на имущество

– Объяснили так – Брайля там тоже нет, но есть специалисты с многолетним опытом работы с такими детьми. Там одна из сотрудниц пожелала узнать, почему я не обратилась в интернат на улице Чумаковской для слепых и слабовидящих детей. Стоп! Я думаю, почему я о нём не знаю? Потом я вспомнила, что там для глухих и слабослышащих. Слепые… глухие… какая разница, – вздыхает Наумова.

Девочке пришлось пройти психолого-медико-педагогическую комиссию, чтобы доказать, что она может учиться наравне с обычными детьми. За считанные дни до начала учебного года Соню всё-таки приняли в школу №39.

Сосед по парте – тьютор

1 сентября Соня пошла в 5«Б» класс. Она ходит в школу самостоятельно. Анна Наумова провожает дочь очень редко. Когда они появляются с собакой-поводырём Боней, восторгу школьников нет предела. У Сони пока нет четвероного спутника, его можно заводить только с 18 лет.

Мама девочки отмечает, в школе стараются как могут, даже нашли тьютора, человека, который помогает Соне учиться. Им стала педагог Мария Бояркина. Она тоже слабовидящая и на работу ходит с собакой-поводырём. Пока женщина на уроках, пёс находится в школьной комнате отдыха.

– Тьютором раньше не работала, была педагогом по системе Брайля в школе «Ступени». Я присутствую на письменных уроках, например, на математике или русском языке. Все тетради, которые использует Соня по системе Брайля, перевожу в обычный шрифт и в печатном виде отдаю педагогам. К примеру, она пишет сочинение. Я перепечатываю этот текст крупным шрифтом, отдаю педагогу, она проверяет, отмечает ошибки и передаёт материал для работы над ошибками, – объясняет тьютор.

Мария Юрьевна сидит с подопечной за одной партой. У доски Соня может отвечать только устно. Тьютор следит и за тем, как девочка усваивает материал. По показаниям врачей она не ходит на физкультуру. Во время этого урока тьютор занимается со школьницей по системе Брайля. Вместо одного занятия в неделю по технологии девочка ходит к логопеду, чтобы улучшить коммуникативные навыки. На всех остальных устных предметах особенная ученица, как и другие, справляется без помощи Марии Юрьевны.

Через электронную лупу

Приспособления для учёбы у Сони тоже необычные. Урок начинается как у всех, только число и «Классная работа» с красной строки Соня пишет шрифтом Брайля. Для этого использует специальный прибор и грифель. Ещё у Сони есть электронная лупа, как она её называет.

– Ручной видеоувеличитель похож на телефон. На уроке истории меня даже спросил учитель, что я делаю. А я с помощью этого увеличиваю буквы. К примеру, дневник, можно увеличить в несколько раз, два раза нажал и сразу видно и кошку, и что тут написано. Так мне легче читать и не напрягать глаза, – объясняет девочка.

Дома есть стационарный видеоувеличитель. Соня кладёт учебник под камеру и буквы выводятся на большой экран. Так она делает уроки. Пятиклассница честно признаётся, что ей трудно и времени уходит много, бывает, перечитывает одно и то же по несколько раз. С устными предметами помогает мама. Соня читает ей вслух, что написано в учебнике, ведь читать обычный учебник Анна Наумова не может, а затем девочка отвечает маме своими словами.

– В предыдущей школе мне нравилось больше. Всё из-за того, что новая мне пока не знакома. Первый год буду осваиваться, думаю, дальше будет легче. Сходить в столовую – для меня не проблема, а кабинеты пока не все запомнила. Могу забыть, куда идти, – признаётся Соня.

На твёрдую «четвёрку»

По словам классного руководителя 5«Б» Натальи Гуторовой, к особенной ученице все относятся внимательно. Одноклассники помогают, если нужно, и в кабинет проводят, и место поближе к доске уступят. Успеваемость Сони осталась прежней – по письменным предметам – твёрдая «четвёрка», как и раньше.

– В целом уровень инклюзивного образования в Курске нулевой, потому что никто так не учился, специалистов почти нет. Но всё это преодолимо, потому что в школе очень стараются, чтобы создать для Сони все условия. Даже договорились с библиотекой слепых, чтобы провели уроки толерантности для других детей, – рассказывает Анна.

Соня занимается шахматами, журналистикой, плавает в бассейне, посещает занятия по вокалу. Анна Наумова рассказала, что Соня мечтает стать эстрадной певицей, поэтому в дальнейшем будет поступать в Курский музыкальный колледж имени Г.В. Свиридова.

Комментарии в тему

Заместитель председателя комитета образования г. Курска Ольга Киршенман:

– Законом об образовании предписано в каждом регионе создать условия для обучения детей с ограниченными возможностями здоровья. В Курске есть ряд специализированных учреждений. Например, школа №26, где учатся разные дети, в том числе и с нарушениями зрения. Однако если ребёнок желает пойти в школу рядом с домом, по закону в образовательной организации должны обеспечить все условия. Что и было сделано в школе №39. Пока у нас в Курске только одна ученица пишет шрифтом Брайля и ходит в обычную школу. Похожий случай в школе №53, ребёнок также слабовидящий, но система Брайля ему не нужна.

Директор школы №39 Сергей Шумаков:

– Наша школа не попала в программу по обеспечению доступной среды. Поэтому условия для Сони создаём по мере необходимости. Адаптировали учебные программы, сейчас будем заказывать учебники с укрупнённым шрифтом. Обозначили специальными значками стеклянные двери и выделили цветом порожки на крыльце. Сложнее было найти тьютора. В штатном расписании эта должность появилась только с приходом Сони в школу. Для слабовидящего ребёнка тьютора, владеющего шрифтом Брайля, найти трудно. В этом вопросе нам помогли в курском отделении ВОС. Сейчас Соня учится, проблем нет, если возникнут, будем их решать.

Источники:

http://dislife.ru/articles/view/29368
http://libmonster.ru/m/articles/view/%D0%93%D1%80%D1%83%D0%BF%D0%BF%D0%B0-%D0%B8%D0%BD%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B4%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8-%D1%83-%D1%83%D1%87%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8F
http://versia.ru/k-obucheniyu-detej-invalidov-v-obychnyx-shkolax-ne-gotovy-ni-pedagogi-ni-roditeli-ni-sistema-obrazovaniya
http://pravoved.ru/question/1590326/
http://pikabu.ru/story/kak_uchitsya_devochkainvalid_v_obyichnoy_shkole_6208014

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector