1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Отец инвалид

Положены ли какие-либо выплаты на детей, если их отец инвалид?

Обеспечение людей с инвалидностью предполагает получение льгот их детьми или супругом. В каждой стране для инвалидов предоставляются определенные льготы и выплаты. Но, не каждая семья инвалида может ими пользоваться по причине не знания своих прав.

Рассмотрим, какие льготы полагаются семье инвалида, самому инвалиду и как их получить.

Есть ли льготы детям, если отец имеет инвалидность от 1 до 3 группы?
Такие пособия детям не предусмотрены, но есть некоторые нюансы. Абитуриент из малоимущей семьи, где родитель имеет инвалидность при одинаковом количестве баллов с другим претендентом, зачисляется в заведение в первую очередь.

Дети инвалидов имеют право на оформление в детский сад, в школу без очереди. Родители оплачивают только 50% стоимости обучения в заведениях.

Социальная помощь и льготы предоставляются инвалидам, которые имеют детей.

На какие льготы может рассчитывать инвалид, воспитывающий детей?

Инвалид имеет право получать одну из социальных выплат, если имеет на иждивении детей. К видам помощи относится:

• Социальная пенсия. Её получают родители с инвалидностью, имеющие детей и это не зависит от того, работают они, и ли нет;
• Трудовая пенсия выплачивается с учётом нетрудоспособных дней инвалида.

Кроме помощи на государственном уровне для инвалидов полагаются региональные и областные выплаты. Они в каждом регионе индивидуальны. Какой размер выплат решают местные организации.
Кроме этого для семей со статусом малого обеспечения могут предлагаться практические виды помощи в виде обуви, одежды, продуктов питания или талонов на питание в школе для детей.

Будут ли льготы для супруги инвалида?

В законодательстве предусмотрена помощь для семей, где один из супругов инвалид. К видам помощи относится:

1. 50% скидки на коммунальные услуги;
2. Жилье за счет государства;
3. Первые места в очереди на выделение земельного участка.

Человек, который ухаживает за инвалидом и не может устроиться на работу может претендовать на социальное пособие от государства. Семья инвалида 2 группы тоже имеет право на социальную помощь, но она считается на региональном уровне, и фиксированного размера нет.

Страховой стаж для инвалидов и тех, кто за ними ухаживает, считается при подсчёте общего трудового стажа.

Какие права у детей с наличием инвалидности?

В законодательстве изменились правила относительно детей инвалидов. Они могут рассчитывать не только на пенсию и различные пособия, но и на следующие виды помощи:

• Бесплатные лекарства и медицинское обслуживание;
• Бесплатное образование и помощь в организации обучения;
• Улучшение условий жизни.

Дополнительно опекун может получать социальную выплату, если откажется от санаторного отдыха, компенсации лекарств и бесплатного проезда.

Отцы и дети-инвалиды

Инвалидность – серьезное испытание, которое выпадает на долю детей и их родителей.

У каждой такой семьи своя боль. Сложности, предстоящие родителям, порой связаны не с самим ребенком, хотя и здесь проблем хватает. Основная борьба происходит в душе. Родитель может принять случившееся или отвергнуть.

Согласно социальным опросам, на которые ссылался бывший Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Владимир Лукин, треть отцов детей-инвалидов покидает семью и больше никогда не видится с больными сыновьями и дочерьми. Что двигает мужчинами, когда они отказываются от своего, пусть и больного ребенка?

Вот что говорит по этому поводу психолог Олег БОРИСОВ: «Теория кризиса и горя, разработанная в последние годы, объясняет, почему люди, у которых рождается ребенок-инвалид, порой пытаются вычеркнуть его из своей жизни. Они ощущают хаос внутри себя. Появление ребенка с ограниченными возможностями изменяет их представление о своей роли и месте в жизни, им приходится противостоять и настороженному отношению со стороны окружающих, и собственной растерянности перед обстоятельствами.

Отец, узнавший об инвалидности ребенка, находится в состоянии стресса. Он носит сначала острый характер, а затем переходит в хронический. Может возникнуть очень сильное чувство вины и гнева, длительная депрессия или сильное отчаяние. Если человек склоняется к решению покинуть семью, нужна профессиональная помощь психолога. Это даст возможность гармонизировать психоэмоциональное состояние, сформировать положительные установки в сознании. То есть для того, чтобы отцы детей инвалидов не оставляли семьи, с их психологическими проблемами необходимо работать. Особенно тяжелый этап – приспособление ребенка к папе, и папы к ребенку. Для этого нужно пройти не одно групповое и индивидуальное занятие».

Когда отец предпочитает отказаться от ребенка-инвалида, забыть об этом и жить дальше, это происходит еще и потому, что для мужчины важно, чтобы его род продолжал здоровый человек. Кроме того, людям, склонным к лидерству, тяжело посвящать жизнь заведомо проигрышному «проекту». Немалую роль здесь играет и то, что в нашем обществе по сей день инвалидов считают людьми второго сорта. В итоге многие отцы просто стесняются быть родителями «ненормального».

Однако есть то, что может удержать отца от такого шага. Это отцовский инстинкт. Он, в отличие от материнского, формируется не сразу, для этого нужно время и близкий контакт с ребенком. Мать любит малыша за то, что он есть, и принимает таким, какой он есть. У отцов другая психология – они любят детей за что-то конкретное и за будущее, которое те символизируют. А когда рождается ребенок-инвалид, мечты о будущем рушатся… Отец не может с этим смириться и отстраняется от ситуации.

Трудно не отвернуться от ребенка-инвалида и любить его как здорового. Но отношение обоих родителей к нему, как лакмусовая бумажка, проверяет семью на прочность – близкие и любящие это люди на самом деле, единомышленники ли? Ведь бывает и наоборот: появление больного ребенка сплачивает семью. В 1970-1980-е годы роль отцов детей-инвалидов в социализации детей изучали американские исследователи. По результатам одного из тестов, дети-инвалиды, отцы которых активно участвовали в воспитании, показали более высокие оценки по тестам моторного и умственного развития. Другое исследование продемонстрировало, что такие дети вырастают более адаптированными в социальном плане.

Конечно, каждый случай индивидуален, и никто не вправе осуждать покинувших семьи отцов. Но даже самым благополучным людям полезно понимать проблемы, нужды и возможности «особых» детей с тем, чтобы вести себя при встрече с ними достойно и человечно. Один из критериев цивилизованности общества – отношение к наиболее слабым его членам.

Все зависит от нас

Ребенок-инвалид, как и всякий другой, прежде всего человек. Инвалидность – всего лишь особенность, иногда незначительная. Многие дети-инвалиды становятся достаточно самостоятельными не потому, что вылечилась от синдрома Дауна или иного недуга, а потому, что родителям удалось сформировать у себя адекватные ожидания по отношению к развитию ребенка, создать для него соответствующую среду воспитания и обучения.

Капитан 2 ранга в запасе из Санкт-Петербурга Андрей СОТНИК – один из таких отцов. Он говорит: «Мы боимся мира, в котором живем. Взрослые люди, а ведем себя как дети в песочнице – деремся за свои совочки. Мы боимся жизни, поэтому придумываем себе обтекаемые термины: ограниченные возможности, особые дети. Инвалиды такие же люди как мы. Жалеть их можно и нужно. Главное, чтобы жалость была не отмашкой, а шла от души. А вообще, не надо так категорично делить мир на белое и черное, а детей на здоровых и больных. Каждый из нас в чем-то здоров, а в чем-то болен. Разруха, как говорил булгаковский профессор Преображенский, начинается в головах. То есть все зависит от нас».

Его сын Андрей родился здоровым, но отец редко видел его, поскольку все время проводил в море, на испытаниях нового корабля. Потом уехал из Калининграда в Санкт-Петербург на учебу вместе с женой и малышом. Через некоторое время жена с ребенком вернулись в Калининград. Сначала сын развивался нормально, а потом начались проблемы. Вскоре прозвучал диагноз: рак головного мозга. Супруга сказала Андрею: «Не переживай, мы молодые, родим еще, а его давай отправим в дом инвалидов». Тот ответил: «Рожай, но без меня».

Андрей перевелся с Северного флота в штаб Ленинградской военно-морской базы, поскольку в этом городе жили его родители, оставил корабль, развелся с женой, взял сына и поехал домой. Вскоре мальчику удалили опухоль головного мозга, дали инвалидность.

Читать еще:  Инвалиды афганской войны список

Отец делится своими мыслями: «Я ни о чем не жалею. Считаю так: у каждого человека своя жизнь. Да, мой ребенок живет в своем собственном мире, я не знаю, сколько он проживет, но он жив! Андрюша – любимый ребенок. Все дети должны быть любимыми. Если дети нелюбимы, значит, у них плохие родители. Думаю, когда люди сталкиваются с подобными испытаниями, они становятся добрее. Мой сын любит чувство защищенности: бывает, когда мы гуляем, он подбегает, прыгает на меня и я какое-то время ношу его на руках. Я рад, когда он хорошо себя чувствует. Когда он смеется – это счастье! Хотя… даже когда он плачет – это тоже счастье. Мы не сдаемся, и радуемся своему ребенку. Такому, какой он есть».

Когда мальчику было два года, Андрей Сотник встретил женщину по имени Татьяна, они поженились. Она усыновила ребенка мужа, хотя у нее самой тоже есть сын от первого брака. Когда обоим было под сорок, у супругов родилась дочь Саша. Детей супруги не разделяют на больных и здоровых. Говорят: «Если Бог даст, и у нас будут еще дети – мы будем любить их не меньше».

Такие любящие и мужественные отцы – вовсе не исключение. Вот история москвича Михаила БЛАЖЕНОВА, председателя Союза «Веста», для которого инвалидность ребенка не только не стала обузой, но и помогла найти новую сферу для приложения своих сил.

Михаил рассказывает: «Когда стало известно, что у навороженного сына проблемы со здоровьем, я долго не мог понять, как такое случилось. Потом стало ясно, что это результат врачебного разгильдяйства – при родах не посмотрели в медкарту жены, где было написано, на какие препараты у нее аллергия. Ей ввели наркоз, так как нужно было делать кесарево, и «процесс пошел»: воспаление, отравление, шоковое состояние… Вызвали профессора, откачали, подобрали новую анестезию. А время шло, роды продолжались, воды давно отошли, и вот результат – у ребенка детский церебральный паралич (ДЦП). Из больницы нам его отдали только через два месяца. Врачи пугали нас, что Саша никогда не будет ходить, говорить, не сможет учиться и вообще не стоит тратить на него время и силы. «Ну и что, зато он всегда будет с нами», – сказала жена.

Когда Михаил в первый раз увидел сына, то удивился его ясному взгляду и решил, что нужно попытаться поставить его на ноги. Мать ребенка, энергичная и ответственная женщина, стала ходить с ним на массажи, в реабилитационные центры, ездить в санатории. Потом Саша стал посещать специальный детский сад. Не последнюю роль в его развитии сыграли гимнастика, разминания, упражнения на стандартных и самодельных тренажерах. Одним словом, родители делали для мальчика все, что могли, ни на минуту не опуская рук.

Михаил продолжает свой рассказ: «В тяжелое для страны время – 1991-92 годы, когда инфляция достигла тысячи процентов, женщины, имевшие детей-инвалидов, создали сообщество. Моя жена вступила в него, но вскоре там начались раздоры из-за денег. В это время с финансами было очень напряженно, никто не помогал, спонсоров не было. Тогда моя Таня предложила избрать меня председателем Союза «Веста». Я сказал, что возглавлю его при условии, что никто не будет получать никаких зарплат. Пусть желающие помогать детям работают на общественных началах. Все согласились, избрали правление, и закипела работа: договорились с магазинами, фирмами и они давали нам обувь, одежду, продтовары, подарки к новому году. Чтобы привозить всю эту гуманитарную помощь для «Весты», я колесил на машине по всей Москве. Также мы организовали конкурс детских рисунков в масштабах России, половину из которых присылают дети-инвалиды. Сейчас в «Весте» числиться 70 детей, а было около 200. Кто-то переехал в другие районы Москвы, другим, к счастью, сняли инвалидность. Увы, некоторые умерли от своего заболевания… Раньше я и представить себе не мог, что у нас столько детей-инвалидов, сирот, брошенных и несчастных детей. Оказалось, что это целый пласт в обществе!»

И все же главным для отца оставалось развитие сына. И тут очень кстати в обычную жизнь вошли информационные технологии: компьютер и интернет. Когда в семье появился ПК, отец показал сыну, как им пользоваться. Но руки не слушались мальчика, пальцы нажимали все клавиши сразу, поэтому сначала ему приходилось работать носом. Через год Саша научился работать на клавиатуре большим пальцем правой ноги, сидя на диване. Однажды отец спросил у него: «А если тебя возьмут работать на фирму, ты на рабочем месте тоже ногой будешь действовать?» И Саша вспомнил, что по телевизору показывали клавиатуру с утопленными кнопками. Отец с сыном сделали такую накладку на обычную клавиатуру из подручных материалов – оргстекла, картона, пенопласта и скотча. Работая с ее помощью, мальчик осваивал новые программы, обучался и даже писал статьи в районную газету.

В 2001 году после курса лечения в санатории города Саки юноша начал работать на клавиатуре рукой. Это был прорыв. Вскоре он освоил ПК лучше отца и стал чувствовать себя в интернете как рыба в воде. Сегодня Михаилу остается только выдавать задания, которые сын тут же делает.

Сегодня компьютер для молодого человека не только окно в мир, источник информации, но и средство общения, развития и работы. Именно благодаря интернету он познакомился со своей будущей женой Светланой. После двух месяцев активной переписки девушка стала приезжать к нему в гости, да так и осталась. Сейчас она ходит на курсы вождения автомобиля, а муж трудится на благо семьи. В прошлом году у Александра и Светланы родилась дочь Вика, и Михаил стал дедушкой.

Любовь, что движет солнце и светила…

Вот что говорит по этому поводу психолог и биоэнергетик Алена Санина: «Психологически мужчин можно разделить на две категории: мужчина-мальчик и мужчина-отец. Мужчина-мальчик ищет в супруге, прежде всего, маму. Этот тип очень боится взять на себя ответственность. Ситуация усугубляется, если ребенок рождается инвалидом. Справедливости ради следует сказать, что матери порой тоже не понимают, за что им такое «наказание» и впадают в депрессию, которая впоследствии оборачивается позицией жертвы. То есть женщина начинает манипулировать людьми, объясняя свое поведение тем, что у нее ребенок-инвалид, и все ей теперь должны. Даже достаточно сильные мужчины порой уходят из семьи, где есть ребенок-инвалид. Это может произойти от того, что свое недовольство, претензии, обиды, внутренний конфликт по поводу появления больного ребенка жена проецирует на мужа, что делает его жизнь невыносимой.

Ребенок – это проявление родителей. Его неполноценность сигнализирует им о том, что надо обратить взор внутрь себя, изменить свое миропонимание, ценности, ориентиры и жизненные цели. Но отец зачастую не умеет так посмотреть на ситуацию, он убежден, что с ними все в порядке. А ведь только тогда, когда человек идет с собой на откровенный диалог, он может решить свои проблемы. И тогда ребенок-инвалид может стать стартом к раскрытию новых возможностей. Если же отец не слышит себя, то начинает бороться с ситуацией, тем самым усугубляя ее. Вообще же когда мужчина не готов быть отцом больного ребенка, это не плохо. Просто надо признаться самому себе в том, что это так, и… попробовать измениться! То есть постараться вырастить ребенка-инвалида. Это огромный труд, такое возможно только через серьезную внутреннюю работу над собой.

Все наши мысли материальны. Поэтому родители, принявшие в свою жизнь ребенка-инвалида, имеют 100% возможность изменить его здоровье и физические недостатки любовью к нему. Через любовь человек встречается с собой лицом к лицу, начинает принимать себя всецело, а полюбив себя, начинает любить весь мир потому, что каждый из нас в этом мире является учеником и наставником другого, а уж тем более ребенок является учителем своих родителей. Принятие ребенка-инвалида отцом – это возможность для него принять себя таким, какой есть. Именно отказ отца от себя такого, какой есть, приводит к отказу от ребенка. Однако все мы приходим в этот мир научиться любить и дарить любовь. Поэтому ребенок-инвалид – это дар Бога полюбить себя, свою душу.

Одним словом, только полная внутренняя перестройка собственного отношения к миру через область духовного развития сможет помочь мужчине, а значит, и женщине, и ребенку, решить эту непростую задачу».

Читать еще:  Могут уволить если ребенок инвалид

Отцу, чтобы привыкнуть к инвалидности ребенка, нужно:

Отец инвалид воспитывает двух детей

Рождение детей! Что может сравниться с чувством отцовства? А если взять во внимание наличие инвалидности? Дети — это лучшее подтверждение того, что ты такой же человек, как все другие.

Кому, как не мне, бесконечно везёт? Эмоции отцовства не передать словами, поэтому немного текста для истории.

Папа-инвалид. Рождение сына

Сын — моя гордость! Мужик родился спустя 2 года после нашей свадьбы. Ох, как я переживал.

Во время беременности я старался помогать супруге во всех домашних делах. А ведь мы тогда оба учились заочно в университетах, плюс я ещё и работал. Жена уволилась на 4 или 5 месяце, ведь здоровье детей должно быть на первом месте. Помню, когда сына начал пинаться в пузе, мы могли встать посреди ночи и пожарить картошки! Классное было время — преддверие чего-то нового, чудесного.

Не обошлось, конечно, и без мыслей как стать хорошим отцом с инвалидностью. Запомнился один показательный случай. Рано утром жене нужно было сдать анализы, мы поехали на общественном транспорте, час-пик, стоя, полный набор соответствующих запахов, ей становится плохо и она теряет сознание. Успел подхватить её и потащил к выходу, кричу водителю, чтоб остановил, сумка упала, мне её подают, а взять то не чем, зубами разве только! Возле дверей мужик стоит, я на него матом, мол мог бы и помочь, а он говорит: — «Не могу я! У меня руки практически парализованы». Да как так-то? Это ж надо так совпасть в такой момент! На выходе, правда, потом парень помог вытащить жену, я ей лицо снегом натер — начала приходить в себя. Долго я потом того мужика вспоминал, стыдно до сих пор, ведь не извинился даже — не до этого было. Вот и начинаешь думать, как отразится твоя инвалидность на детях. Сможешь ли ты быть настоящим папой, примером для сына?

Сынок родился, и началась совсем другая жизнь! Так получилось, что жене пришлось ещё остаться в больнице, а малыша я забрал домой. Вот это испытание для инвалида 2 группы без пальцев! Моя мама, конечно, приехала помогать, спасибо ей. Но я до сих пор помню тот груз ответственности и страха за маленького мужика. Спал он только рядышком со мной, а я вскакивал при каждом шорохе, к каждому кормлению кипятил бутылочки и готовил только свежую смесь, но сам безумно боялся кормить. К счастью, жену выписали через неделю. Она у меня молодец — смогла сохранить молоко и потом сына ел только грудь) Супруга надо мной смеялась, пока я продолжал вскакивать ночами!

Вот так инвалид стал папой!

Папа-инвалид. Рождение дочери

Доча — моя гордость! Красавица родилась через 4 года после сына. И тут, конечно, уже другие ощущения.

Беременность проходила по обычному сценарию: тошнота, слабость и так далее. И это только у меня. Шучу! А теперь есть же старший сын, которому нужно уделить время, и у меня другая работа, требующая гораздо больше времени. Поэтому жене пришлось посложнее, но появился опыт, который учит лучше любых учителей.

Я рассчитывал, что будет ещё сынок, а любимая очень хотела дочку. Ну вот и получилась дочура — не всё же по моим запросам) Я ни капли не расстроился, когда «просветили» девчонку, наоборот, другие чувства, опять что-то новое. Сына был рад всем, постоянно пузо гладил!

Ночью будит меня жена — вОды отошли. Говорит: — «Звони в скорую, я одеваюсь!» Ну позвонил, поцеловал родное пузо и любимую, проводил, лег спать, сына даже не проснулся. Откуда ж я знал, что через 2 часа жена мне уже фотку дочки пришлёт? Со старшим то она несколько дней до родов в роддоме лежала, а тут во как! Утром подорвался с сынулей на работу, отпуск за свой счёт взял, и помчали домой — готовиться к встрече наших девочек! На этот раз было всё как надо, все здоровы и выписаны в один день, а тут мы — папа, брат, деда, баба, дядя — с цветами.

Единственное, за что я переживал, это смогу ли я любить своих карапузов одинаково. Но фигня всё это, я их просто обожаю. С дочей воспринимается уже всё по-другому, не так остро что ли. Однако, родительская гордость увеличилась ровно в 2 раза.

Отцовство инвалида

Говорить о том, хороший я отец или плохой, я не могу. Это скажут только мои дети в будущем. Да, я строг, вспыльчив, требователен, уделяю им не много времени, но я их люблю больше жизни. Хочу, чтобы они выросли самостоятельными, хорошими людьми. С женой мы решили, что она работать пока не будет, мне нужно чтобы мои карапузы были под присмотром, а я не переживал на работе о том, где они и с кем.

Теперь каждый их чих заставляет напрячься все мои нервы, а любой мой шаг проецируется на них. Знаю, что у них самая лучшая мама, которая даст им абсолютно всё необходимое, а я лишь постараюсь помочь ей в этом!

Рожайте детей — это же чудо!

Добавить комментарий Отменить ответ

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.

Отец ребенка инвалида

Отец! Как много в этом слове! Когда человек появляется на свет, безусловно, центром вселенной для него становится мама. Каждый из нас буквально связан с матерью, и эта связь не прерывается всю жизнь. Второй по важности, конечно же, отец. Если мама – наша неотъемлемая часть, то папа, это проводник мира, человек, который способен объяснить и показать его устройство.

Полноценное развитие любого ребенка возможно только в гармоничной семье, где есть и мама, и папа. Папа для ребенка, это всегда защита и опора, человек, который подставит плечо и поможет в непростой ситуации. Отношение между родителями — это модель поведения ребенка во взрослом мире. Тем более, если речь идет о малыше с ограниченными возможностями, ведь ему вдвойне тяжелее адаптироваться и найти себя в жизни.

Рождение особого ребенка, это своеобразное испытание семьи на прочность. Каждая проходит его как умеет. Однако почему-то часто сдаются именно папы, а мамы не бросают свое чадо и борются до конца.

Почему папы так поступают?

Отец ребенка инвалида… Данные социологических опросов неутешительны, треть отцов особых детей покидают семью и никогда не видятся с ребенком. Почему же сильный пол проявляет слабость в такой тяжелый момент для жизни семьи?

Нужно понимать, что отец, узнавший об инвалидности ребенка находиться в состоянии сильнейшего стресса. Искажаются его представления о смысле жизни и роли семьи в этой жизни. Появляются комплекс вины, чувство гнева, а иногда сильное отчаяние и депрессия.

Для любого мужчины очень важна идея продолжения рода. Появление на свет особого ребенка многие папы воспринимают как показатель их несостоятельности и неполноценности. Принять такого ребенка для многих очень сложно, и папы уходят совершать более «удачные» попытки.

После рождения любого ребенка, тем более, с ограниченными возможностями, мама целиком и полностью «уходит в него». У второй половины может проявиться чувство ревности, особенно если ребенок – первенец. Эта причина разлада во многих семьях.

Естественно, каждый случай индивидуален, и никто не вправе осуждать, если отец ребенка инвалида сделал выбор в пользу создания новой семьи.

Есть то, особое чувство, которое удерживает папу от рокового шага. Это отцовская любовь. В отличие от материнской, она формируется постепенно, требуется некоторое время и близкий контакт с малышом. Мать любит своего ребенка просто за то, что он есть, у отца же все намного сложнее. Они любят детей за что-то конкретное, например, за будущее, которое символизирует их чадо.

Когда рождается ребенок-инвалид, мечты о будущем становятся более призрачными. Очень сложно смириться и начать борьбу, на это способны только по настоящему сильные личности. Трудно принять ребенка таким, какой он есть. Однако, отношение обоих родителей к ребенку, это проверка семьи на прочность и готовность к трудностям. Достаточно часто можно встретить случаи, когда появление особого ребенка, наоборот, сплачивает семью, ведь преодоление трудностей объединяет и делает из людей воинов, настоящих единомышленников.

В середине двадцатого века роль отца в жизни особого ребенка изучали американские исследователи. Согласно их данным, дети-инвалиды, отцы которых принимали активное участие в воспитании своих чад, показали более высокие результаты в моторном и умственном развитии. Так же, такие дети гораздо лучше адаптируются в социуме.

Читать еще:  Почетный работник общего образования российской федерации положение

Согласно данным статистики, две трети отцов особых детей не бросают семью, а продолжают борьбу бок о бок с мамой своего ребенка. А иногда, они становятся для своего чада и отцом и матерью, ведь мамы так же, не всегда способны смириться с появлением особого ребенка, особенно благодаря нашим органам опеки, которые призывают мать отказаться от такой «обузы» и забыть о судьбе ребенка, предоставив это государству.

Знаменитости с ограниченными возможностями

Нужно помнить о том, что ребенок-инвалид – это такой же ребенок, как и все, только особенный. Эти особенности, зачастую, незаметны для окружающих.

Есть, масса примеров знаменитостей первой величины, имеющих специфические ограниченные возможности. Например, Стиви Уандер, слепой музыкант. Визитной карточкой стали его темные очки и неизменная улыбка. Обладатель многочисленных премий и наград лишился зрения в совсем юном возрасте. Это не помешало ему добиться невероятных успехов.

Эстер Вергеер. Теннисистка родом из Голландии. Известная всему миру спортсменка-колясочница. В возрасте девяти лет, после неудачной операции на позвоночник, у неё отнялись ноги. Этот недуг не помешал ей стать неоднократной победительницей турниров Большого Шлема, семикратной чемпионкой мира, победительницей четырех олимпиад. Вергеер – двукратный лауреат премии «Лучший спортсмен с ограниченными возможностями».

Марли Матлин. Американская актриса. В полтора года у неё было обнаружено нарушение слуха, но, не смотря ни на что, в возрасте семи лет родители отдали её в детский театр. Когда её исполнился 21 год, Матлин вручили первую в её карьере премию — «Оскар» за дебютный фильм «Дети меньше бога». Таким образом, недуг не помешал ей стать самой молодой в истории обладательницей премии в номинации «за лучшую женскую роль».

Кристи Браун. Ирландец родился с диагнозом ДЦП. Ребенок не мог даже ходить, сильно отставал в развитии, все считали его бесперспективным, все, кроме родителей. Семья жила довольно бедно. Мальчик мог управлять только левой ногой, она стала своеобразным инструментом. Ногой он начал рисовать и писать. Браун не просто научился читать писать и говорить, а стал знаменитым на весь мир писателем и художником. Об этом удивительном человеке сняли фильм, сценарий к которому написал он сам.

Крис Нолан. Его мать не захотела мириться с тяжелой формой ДЦП у ребенка. Первые годы жизни мальчик совсем не мог двигаться. Но мама делала с ним упражнения, читала стихи и книги. Постепенно ребенок начал передвигаться, а когда подрос, научился печатать на машинке. Сейчас это известный поэт.

Как мы видим, недуг, воспринимаемый обществом как инвалидность или неполноценность, это просто особенность человека и эта особенность совсем не означает конец полноценной жизни. Зачастую, наше общество не готово принять таких людей, и только любовь и поддержка самых близких помогает преодолеть все преграды и добраться до, казалось бы, недосягаемых вершин.

«Пять вещей, которые я узнал, как отец ребенка-инвалида…»

Перевод Ирины Демченко.

В британской газете «Индепендент» от 16.07.09 была опубликована статья лидера консервативной партии Дэвида Кэмерона под названием «Пять вещей, которые я узнал как отец ребенка-инвалида, и которые собираюсь претворить на практике». Партия Кэмерона уже много месяцев лидирует по всем опросам общественного мнения, он имеет реальные шансы стать премьер-министром Великобритании на следующих выборах.
Первенец Кэмеронов, сын Айван, с рождения имел детский церебральный паралич и страдал эпилепсией. Он умер в феврале нынешнего года в возрасте шести лет.

«Мой сын Айван был рожден глубоким инвалидом, и мой опыт ухода за ним изменил мои взгляды на многие вещи — не только как отца, но и как политика»,- пишет лидер Консервативной партии.

«Первый урок, который я выучил — важность раннего лечения и помощи. В тот день, когда вы узнаете, что у вашего ребенка проблемы со здоровьем, вы не только глубоко шокированы, напуганы и убиты — вы еще и страшно растеряны. Словно вы должны отправиться в путешествие, которое не планировали — без карты и компаса»,- пишет Кэмерон. Он добавляет, что первый вывод, который он сделал — нужно увеличить количество педиатрических сестер, навещающих семью после рождения ребенка, и число их визитов, чтобы был человек, который посмотрит на малыша опытным глазом, и не один раз, и ответит на беспокойство неопытных родителей.

«Второй урок, который я выучил — что жизнь родителей с больным ребенком достаточно тяжела, чтобы им еще и прыгать через сотни бюрократических барьеров,- пишет Кэмерон. — После потрясения от поставленного диагноза вы погружаетесь в боль от действий чиновников. Диагностика и помощь вашему ребенку сопровождаются хождением по кругу с одними и теми же вопросами, вас погребает под снежным комом бюрократических форм, вы проводите часы и дни в ожидании ответов», — пишет лидер консерваторов. Кэмерон думает о применении в Британии опыта Австрии, где для семей с детьми-инвалидами выделяется команда экспертов — врач, сестра и физиотерапевт, которые занимаются этим ребенком на постоянной основе и знают про него все.

«Третий урок заключается в том, что мы должны облегчить возможность получать детьми-инвалидами такое образование, которое им подходит,- пишет Кэмерон. — Как много родителей попадают в карусель осмотров, апелляций, судов, чтобы получить заключение о том, что их ребенку нужно специальное образование и дополнительная помощь. У этого есть причины структурного характера. Люди, которые принимают решение о специальном обучении — местные органы образования — те же самые, кто и оплачивает это специальное обучение»,- пишет лидер партии Тори и добавляет, что этот конфликт интересов должен быть разрешен, а правительство должно прекратить закрытие специальных школ для больных детей.

«Мой четвертый урок заключается в том, что родители и все, кто ухаживает за больным, нуждаются в отдыхе. Одна из самых трудных вещей, когда у вас на руках серьезно больной ребенок — найти время для нормальной семейной жизни: погулять и поиграть с другими вашими детьми (у Кэмеронов еще двое младших детей — дочка и сын – ИД), купить продукты на неделю, отпустить папу и маму вечером из дома. Такие передышки сыграли огромную роль в жизни моей семьи. Понимание, что мы оставляем Айвана с людьми, которые его знают, любят и хорошо за ним присмотрят, давало нам огромное облегчение»,- пишет Кэмерон, и добавляет, что поэтому он считает важным поддерживать движение волонтеров, которые помогают семьям в таких случаях.

Пятый и последний урок, который сделал для себя лидер консерваторов — что боль родителей углубляется невозможностью контролировать ситуацию, в которой оказались. «Когда окружающая вас система является жесткой вертикалью власти, очень бюрократической, совершенно нечеловеческой, и это только усиливает ваше чувство беспомощности. Мы можем изменить это, передав больше власти и возможности решать родителям и тем, кто ухаживает за больными»,- пишет Кэмерон и предлагает напрямую и без отчета выделять родителям деньги на поддержку их ребенка и предоставлять им самим решать, как лучше потратить этот бюджет.

Комментарий Юлии Баграмовой, ведущей рубрики «Инвалиды»:

Ребенок-инвалид может появиться в любой семье: видного английского политика, дворника, в царской семье и у четы бухгалтеров. И всегда это будет испытание их терпения и любви. Это всегда боль для родителей, какой бы национальности они не были. И, конечно, семья нуждается в поддержке. В первую очередь со стороны родных и близких людей. А во вторую очередь – со стороны государства.

Тот уровень соцобеспечения, который существует в Англии, для русских родителей детей-инвалидов кажется сказочным сном. У нас нет полноценного медико-психологического сопровождения детей-инвалидов и их семей. Те мизерные деньги, которые в нашей стране получают инвалиды в качестве пенсии, а ухаживающие лица — в качестве заработной платы, вызвали бы крайнее недоумение у господина Кэмерона. Но все-таки очень хочется надеяться на лучшее. Ведь и в Англии, и в США и во многих других странах с цивилизованным отношением к инвалидам все случилось не вдруг и не сразу. Это был долгий путь проб и ошибок, который, как мы видим из статьи, не пройден до конца и теперь. Наша страна стоит у самого истока этого пути. Хочется пожелать нам всем терпения, а людям, облеченным властью и решающим «инвалидные» вопросы в нашей стране, вдумчивого использования столь ценного чужого опыта.

Источники:

http://regurs24.ru/blog/polozheny-li-kakie-libo-vyplaty-na-detej-esli-ix-otec-invalid
http://medblock.ru/obespechenie_invalidov/2869-otcy-i-deti-invalidy.html
http://invablog.ru/otets-invalid-vospityvaet-dvuh-detej/
http://dcpmama.ru/otec-v-zhizni-rebenka-invalida.html
http://www.pravmir.ru/pyat-veshhej-kotorye-ya-uznal-kak-otec-rebenka-invalida/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector